Священномученик Алексий Сибирский

svyaschennomychennik_Aleksiy_Kozlovskiy

Священномученик Алексий родился 17 марта 1870 года в селе Козлово в семье священника aleksii_kozlovskiiВасилия Сибирского. Здесь же, окончив Тверскую Духовную семинарию и женившись, в 1893 году стал священником. Село Козлово – карельское село, говорили здесь по-карельски, но батюшка хорошо знал этот язык и мог беседовать с прихожанами на их родном языке. Священномученик вел обычную жизнь сельского батюшки. Дом его располагался недалеко от храма. Семья держала домашний скот, батюшка любил ловить рыбу на реке Тифине в деревне Пасынки. По воскресеньям и большим праздникам служил вместе с другими священниками в козловском Введенском соборе, а в другие дни совершал требы по деревням, служил в часовнях. В его ведении были деревни северного от храма направления: Малое Козлово, Захарово, Кочка, Коды-Чакка, Березая, Малая Богданиха, Ямны, Замытье, Ососье, Береговая. Отец Алексий преподавал Закон Божий в Сназинском высшем начальном училище сельца Владимирское, где учились дети крестьян из деревень Городок, Овсяники, Плоское, Большое Нивище, Горня, Тимошкино, Ерзовка, Двойки, Лежи. Сохранились аттестаты, выдававшиеся по окончании училища. На них – подпись батюшки.

Батюшка жил одной жизнью со своими прихожанами. Вместе с ними он разделил и тяготы, выпавшие на долю нашего народа после революции. Осенью 1929 года отец Алексий был аресто- ван за то, что не успел привезти хлеб на хлебосдаточный пункт в течение одних суток. Почти шестидесятилетнего священника приговорили к году заключения в исправительно-трудовом лагере с конфискацией всего имущества, включая личные вещи. Конфискованные вещи были распроданы, дом разобран и перевезен в другое место. Сослан был батюшка на Северный Урал, в город Надеждинск.

Отец Алексий в кругу родных

Отец Алексий в кругу родных

На обороте фотографии, которую он отправил из ссылки родным, надпись: «С твердым духом… Хоть и на Севере, а тепло, и у вершин Урала, а не страшно…» Сохранилась книга, которая была с отцом Алексием в ссылке, – «Слово жизни». Это небольшой сборник акафистов и душеполез- ных поучений с пометками и записями батюшки. Из этих записей мы узнаем, что на тяжелых работах на лесном участке он был чуть больше месяца, а потом его освободили от заключения и он стал вольным ссыльным. Рассказ батюшки о днях ссылки полон радости и благодарности Богу: «Сие благодатное «Слово жизни» неизменно сопутствовало мне в тяжелые дни испытаний, начиная с местного г. Вышнего Волочка, с первого дня заключения в тюрьме 29 окт. 1929 г. Эта книга святая путешествовала из Волочка в Тверь, также в тюрьму 14 дек. (ст.ст.), затем оттуда в ссылку в г. Надеждинск Уральской обл., куда прибы- ли 2-го января (ст.ст.) в 8 часов утра 1930 г. И затем еще дальше в лесной участок, на работы 7 февр.(ст.ст.), на этап 162 верста, откуда уже обратно 12-го марта (ст. ст.) 1930 г. 12 марта получилось разрешение очень немногим из 650 человек, работающих на участке (освобождение пришло лишь только 65-ти). В тот же день мы, получившие освобождение, и вышли (все же под конвоем) обратно в г. Надеждинск, где нам было объявлено, что мы освобождаемся от заключения и поступаем в вольную ссылку, т.е. можем проживать свободно, заниматься работами и только каждый месяц являться на регистрацию в городскую милицию. Уж это одно было для нас величайшим благом. Ибо, вначале не веря и себе, мы со своим коллегой о. Павлом очутились в мирной семейной обстановке, не за решетками и тюремным режимом, а на вольной квартире. Так что я в день как раз своего ангела (17 марта) с величайшей радостью был уже во храме на службе не в городе, где церковь закрыта, а в селе Филькине в 4 верстах от города. С того дня началась уже совершенно иная вольная жизнь! Работы я никакой не имел и не искал, т.к. получал деньги от своих детей и только услаждался волею. В июне прибыла туда и моя матушка. Жизнь уж совсем изменилась; имел уж свой обед и как бы домашний чай.

Прижизненное фото Алексия Сибирского

Прижизненное фото Алексия Сибирского

Неопустительно уж с ней посещали службы в том же Филькине, и так до 1-го августа, когда по постановлению Надеждинского Нарсуда освобожден от ссылки. И с благодарностью Господу выехали 3-го августа 1930 г.»

Вернувшись из ссылки, отец Алексий назначается священником в село Козлово и благочинным храмов Козловского благочиния. Несмотря на гонения государства на Церковь, в тридцатые годы Введенский храм по праздникам был переполнен. Отец Алексий стал окормлять большинство окрестных деревень, а не только поселения северного направления. В эти годы запрещалось появляться вне храма в одежде священника, но, по воспоминаниям местных жителей, высокую фигуру батюшки Алексия в подряснике и с большим крестом можно было встретить в самых отдаленных деревнях. Лошади и повозки у него уже не было, и батюшка везде ходил пешком. Верующие не раз обращались к властям с просьбой разрешить священнику ходить по домам с молебнами и иконами, по этому поводу батюшку вызывали в сельсовет.

Икона священномученика Алексия

Икона священномученика Алексия в храме, построенном в его память

Были и жалобы, что отец Алексий нарушает Декрет об отделении Церкви от государства, потому что молится за «стахановскую весну»*. В районном управлении НКВД батюшке приходилось объяснять, что он молился по служебнику «о изобилии плодов земных». 29 августа 1937 года во время богослужения в храм ворвались солдаты и арестовали священника. Вот как об этом вспоминала прихожанка храма Полина Яковлевна Селиванова, тогда еще молодая девушка: «В августе 1937 года ГПУ приехало в Козлово, в церкви была служба. Разогнали народ, и батюшку тоже выставили и начали кидать иконы и придираться к отцу Алексию. Заступавшихся раз- гоняли лошадьми. Иконы, выброшенные на улицу, давили копытами лошадей. Я стояла в стороне, потом осмелела и взяла три иконы, которые не были раздавлены. Сложила их на левую руку, правой придерживала. Хотела еще взять, но боялась – не донести. Когда в очередной раз толкнули отца Алексия, я вступилась за него, один из ГПУ толкнул меня лошадью. Упала одна из икон, но не разбилась. Отец Алексий сказал: «Не трогайте ее. Иди, Полинушка, иди». Когда он так сказал, то его с двух сторон ударили прикладами винтовок в спину, но он не упал, сделав два шага вперед». Отца Алексия под конвоем повели в Спирово, чтобы отвезти в Тверь. Путь пролегал через Большое Плоское, где располагалась часовня в честь святого Георгия Победоносца. Жительница этой деревни Лидия Андреевна, которой тогда было 9 лет, видела, как его вели два красноармейца. Вот её рассказ: «Отец, видимо, знал, что батюшку взяли. Пойдемте, говорит, на улицу, будем провожать. Молодежи там много было, мы пошли. Было уже прохладно, мы выбежали неодевшись, подошли к часовне. Когда его вели, руки были за спиной. Он хотел покреститься, а жандармы его так толканули, что он чуть носом не упал на землю. Швырнули его ружьем с такой злостью, чтоб скорее оторвать от часовни. Но он маленько постоял около часовни, но мало, поклонился. Не давали с ним говорить, мы даже близко не подходили. А детей нас сразу прикладами, чтобы быстро уходили: «Уходите, уходите!» Когда его расстреляли, всем миром узнали, все плакали». В августе-сентябре было арестовано всё духовенство Козловского и соседнего Новокарельского районов. Священников обвиняли в принадлежности к антигосударственной организации. Их жестоко пытали, многие не выдерживали мучений, подписывали нужные следователям протоколы, оговаривали себя и других. Отец Алексий на это не согласился.

Крестных ход вокруг деревянного храма в честь Священномученика Алексия Козловского

Крестных ход вокруг деревянного храма, построенного во имя Священномученика Алексия Козловского

13 ноября 1937 года священник Алексий Сибирский был расстрелян. Как и многие новомученики, отец Алексий был похоронен в общей могиле. Где именно похоронен батюшка, неизвестно. Но мы знаем, где он жил и служил, и можем прийти в небольшой деревянный храм, построенный в его память в его родном селе. Батюшка Алексий продолжает собирать людей вокруг себя. Это не только жители села Козлово и окрестных деревень. Уже несколько лет в Козлово приезжают люди из Москвы и Московской области, Петербурга, Костромы, Магнитогорска и других городов России — участники проекта «Наследие». Эти люди не меньше козловчан хотят поддерживать живую связь со священномучеником Алексием и многое делают для сохранения его памяти. Строительство деревянного храма, начало восстановления Введенского собора, установка памятных поклонных крестов и просто доброе отношение к местным жителям и помощь им – все это дела участников проекта.